N.K.V.D.
Ну, суки, ща я вам устрою гей-парад!

Опыт использования Морской экспедиционной дивизии – первого оперативно-тактического соединения РККФ – в боевых действиях в районе Мариуполя и в защите Донбасса осенью 1920 г. по-прежнему привлекает внимание исследователей военно-морского искусства молодого Советского флота.
Однако картина боевых действий на Юго-Западном фронте в районе Каховского плацдарма (в период августа – ноября 1920 г.) до сих пор представляется далеко не полной. Например, в опубликованной пять лет назад статье "Морская экспедиционная дивизия" отсутствует описание хода сражений, зато подробно освещены тыловые неурядицы.
Это может создать у читателей искаженное представление о бойцах и командирах, особенно о начальниках дивизии П.И. Смирнове и И.К. Кожанове, ставших впоследствии руководителями Морских Сил РККА и РК ВМФ СССР. Оба они были репрессированы в 1930-х годах и реабилитированы в 1950-х. Но их заслуги перед страной до сих пор недостаточно оценены, а память о них не увековечена.

Хронологическая последовательность эпизодов боевых действий с участием первого оперативно-тактического соединения морской пехоты РККФ в указанный период времени имеет следующий вид. После возвращения 1-й Морской экспедиционной дивизии в Мариуполь с Кубани, где она была задействована в ликвидации Улагаевского десанта, в состав дивизии включили "осободействующий отряд моряков" (1090 человек, 16 пулеметов; командир В. Забелевич), переброшенный с Кубани, где он также участвовал в разгроме белогвардейского десанта. В усиленном составе 1-я Морская экспедиционная дивизия приняла участие в боевых действиях под Мариуполем. Этому предшествовали следующие события.

В сентябре 1920 г. врангелевские войска развернули активные наступательные действия с целью захвата Донбасса и северного побережья Азовского моря. По приказу РВС Юго-Западного фронта 14 сентября части 1-й Морской экспедиционной дивизии были выдвинуты для защиты дальних подступов к Мариуполю с запада и прикрытия береговых батарей. На усиление дивизии в это время прибыли до 1,2 тыс. моряков и красноармейцев и большая группа политработников и коммунистов (около 120 человек).

16 сентября 1-я Морская экспедиционная дивизия в полной готовности (полки Черноморский, Каспийский и Днепровский) занимала линию Янисаль–Никольское– Чердаклы, неся сторожевое охранение и ведя разведку в 10–15 км западнее этих пунктов. 2-я Донская конная дивизия противника, потеснившая части 40-й стрелковой дивизии, овладела пунктами Цареконстантиновка, Бельманка, Белоцерковка. Начальник бердянского боевого участка советских войск, чтобы не быть отрезанным, отвел свои части от Бердянска на линию Петровское–Спасовка.

17 сентября днем у населенных пунктов Большой Вердер и Бельманка разведывательные группы моряков вошли в боевое соприкосновение с противником. Об этом начдив П.И. Смирнов донес в штаб Морских сил Чёрного и Азовского морей (МСЧАМ).

Днем 18 сентября командующий Юго-Западным фронтом А.И. Егоров отдал приказ о переходе в наступление. Частям 1-й Морской экспедиционной дивизии предстояло наступать в направлении Верхнетокмака и линии Царевоконстантиновка– Бердянск. Ударом в тыл они должны были отвлечь внимание противника и тем самым дать возможность организованно отойти с боями войскам 13-й армии. В течение суток моряки совершили 60-километровый форсированный марш. Начдив П.И. Смирнов вместе с начштаба Н.К. Цитовичем приступили к разработке плана наступления. К вечеру следующего дня он был готов.

Егоров А.И. под Львовом.
20 сентября дивизия была усилена 1-м морским полком Северного моря (1405 человек; командир военмор Е.Е. Ауэрбах, политком военмор В.Ф. Швецов), прибывшим из Архангельска, и 559-м стрелковым полком (1270 человек; командир В.В. Бурковский, с 19 октября – В.Н. Пастуховский) из гарнизона морской крепости Кронштадт. Начдив П.И.Смирнов лично указал командирам полков их участки фронта и приказал готовиться к бою. В тот же день белогвардейские лейб-гвардии Казачий и лейб-гвардии Атаманский полки (всего более 400 сабель) при поддержке артиллерии атаковали позиции 2-го Каспийского морского пехотного полка (командир А.А. Грицай) у Белоцерковки.

Когда казаки попытались одним наскоком сразу сокрушить каспийцев, они были атакованы моряками с обоих флангов и быстро ретировались. Артиллерия противника была вынуждена замолчать под огнем батареи, приданной Каспийскому морскому полку. Контратаки врангелевцев удалось отбить, однако в ходе боя противник получил подкрепления и к вечеру снова перешел в наступление. Моряки вынуждены были отступить.
Утром 21 сентября части 1-й Морской экспедиционной дивизии закрепились на линии Благовещенка, Белоцерковка, Берестовое и установили перед своими позициями проволочные заграждения. Начдив П.И. Смирнов лично руководил этими работами.

Район боевых действий Азовской флотилии и Морской экспедиционной дивизии в сентябре–октябре 1920 г.
Оценивая ход первых боев, комиссар 1-й Морской экспедиционной дивизии А. Масальский сообщал, что полки, укомплектованные из рядовых моряков различных флотилий, первоначально разнородные по степени дисциплинированности, в ходе боев сплотились в стойко державшиеся части. Случаи героизма стали обыденным явлением как в пехотных, так и в конных частях. Пулеметчики удерживали позиции под ожесточенным огнем противника, стреляя в упор, пока не кончались боеприпасы.

В связи с обострением обстановки на фронте коморси Республики А.В. Немитц срочно вызвал из Баку начальника формирующейся 2-й Морской экспедиционной дивизии И.К. Кожанова, и тот с тысячным полком каспийцев 21 сентября прибыл в Мариуполь. На следующий день он получил приказ принять 1-ю Морскую экспедиционную дивизию. После этого отпал вопрос о дальнейшем формировании 2-й Морской экспедиционной дивизии. В последующих официальных документах это соединение фигурирует без цифровой индексации.

Александр Васильевич Нёмитц
Начальник оперативного отдела (начоперод) штаба МСЧАМ А.А. Соболев быстро ввел И.К. Кожанова в курс дел. Он также сообщил, что резервы для пополнения дивизии исчерпаны и требуется приложить много усилий для стабилизации обстановки на участке фронта, занимаемым этим соединением.

Вечером 21 сентября коморси Республики А.В. Немитц взял в свои руки общее руководство обороной Мариуполя. И.К. Кожанов, получив приказание направиться в дивизию и действовать по обстановке, вместе со своим помощником Ф.Ф. Гудковым выехал на автомобиле в село Покровское. Там, в полевом штабе, 23 сентября П.И. Смирнов сдал командование дивизией. К тому времени Черноморский полк был уже окружен и разбит, Каспийский полк находился на грани поражения, Днепровский увяз в сражении с белоказаками.

Вскоре после вступления нового начдива в командование дивизией приглашенный к телефону начоперод штаба МСЧАМ А.А.Соболев принял следующий доклад И.К. Кожанова: "Сообщаю последнюю сводку. Первый батальон Кронштадского полка окружен на марше конницей и уничтожен. Второй батальон окружен в Стародубовской, и положение его безнадежно".
Соболев быстро нанес на карту пометки. Через минуту он услышал окончание доклада И.К.Кожанова: "Вижу около двадцати всадников, приближаются к селу с юго- запада. Беру охрану штаба и иду атаковать".

Противник при поддержке одного бронеавтомобиля вновь атаковал позиции 2-го Каспийского морского пехотного полка, но понес большие потери от ружейно-пулеметного огня и отошел к Бельманке. Днем подразделения каспийцев совместно с двумя ротами 1-го Днепровского морского пехотного полка и Черноморским кавалерийским полком нанесли удар в направлении Бельманки, сломили сопротивление частей белых и, выбив их из этого пункта, развернули бои на подступах к Поповке.

В это же время 3-й Черноморский морской пехотный полк после короткого боя выбил противника из Андреевки и занял позиции в 5 км западнее этого села. Однако в дальнейшем сильный артиллерийский огонь белогвардейцев вынудил моряков приостановить наступление и закрепиться на достигнутых рубежах.
На рассвете 23 сентября под натиском противника, получившего значительные подкрепления, части Морской экспедиционной дивизии начали отход на линию Благовещенка, Берестовое, Нейгофнунг.

В 8 часов два бронеавтомобиля, пехота и кавалерия белогвардейцев при огневой поддержке восьми орудий атаковали позиции 3-го Черноморского морского пехотного полка под Андреевкой. В ходе ожесточенного боя подразделения черноморцев понесли значительные потери и были окружены. По приказу начдива И.К. Кожанова 1-й Днепровский морской пехотный полк (командир Б.М. Контуашвили) совместно с несколькими подразделениями каспийцев нанесли встречный удар, прорвали кольцо окружения и обеспечили выход черноморцев в свое расположение.

24–25 сентября части Морской экспедиционной дивизии продолжали вести упорные оборонительные бои на подступах к Мариуполю. Это позволило вывести на позиции 2-ю Донскую стрелковую дивизию, прибывшую с Кубани на транспортных судах Азовской военной флотилии.
26 сентября командующий Морскими силами Республики А.В. Немитц в шифровке командующему Юго-Западным фронтом А.И. Егорову следующим образом обрисовал обстановку: "Тяжелое положение на фронте 13-й армии, понесенные в связи с ним Морской дивизией потери, поставили Мариуполь в весьма опасное положение. Прибытие в течение последних дней в район Мариуполь– Чердаклы двух бригад 2-й Донской дивизии, повернутой в настоящее время фронтом на запад, дало возможность пока Мариуполь удержать.
Но происходящее в настоящее время отступление остатков 40-й стрелковой дивизии в районе Волноваха угрожает потерей этого узла в ближайшие часы, что поведет к невозможности сохранить Мариуполь. Потеря же Мариуполя означает падение морской позиции Мариуполь–Ейск и обнажение Таганрогского залива для неприятельского флота. Считая это чрезвычайно нежелательным, прошу об ускорении переброски 3-й бригады и 1-го легкого артиллерийского дивизиона 2-й Донской дивизии из Ейска морем в Мариуполь, при каковом условии имею надежду сохранить Мариуполь и Волноваху силами Донской дивизии и Морской"
.

27 сентября морские части были оперативно подчинены начальнику 2-й Донской дивизии Б.К. Колчигину. В ночь на 28 сентября на линии Карань, Табунщиков, Черманлык моряки вновь вступили в бой с белогвардейцами, наступавшими при поддержке бронеавтомобилей. Несмотря на угрозу окружения, после потери Волновахи, части Морской экспедиционной дивизии задержали продвижение противника вдоль Азовского побережья и позволили провести эвакуацию Мариупольской базы флотилии. К середине дня 28 сентября врангелевским войскам удалось прорвать фронт на стыке частей дивизии и захватить Мариуполь.

Дивизия понесла большие потери. Моряки отошли к р. Кальмиус и заняли позиции севернее Мариуполя. Около полуночи значительные силы вражеской кавалерии обошли правый фланг обороны моряков и вынудили их к утру отступить на левый берег р. Каменки. При отходе они подверглись бомбово-штурмовому удару 12 самолетов противника. Тем не менее, упорное сопротивление Морской экспедиционной дивизии вынудило белогвардейцев приостановить дальнейшее продвижение к Донбассу.

Ночью 28 сентября в штаб дивизии прибыл коморси Республики А.В. Немитц. Приняв доклад начдива Кожанова и убедившись, что подготовка к переходу в наступление идет достаточно энергично, он 29 сентября доложил главкому С.С. Каменеву: "Свидетельствую, что она (Морская дивизия.) не разбежалась и не деморализована, но в полном порядке и с большой стойкостью отбивала кавалерию, бронемашины и пехоту противника в этот день на фронте Карань–Чемранлык, имея штаб Кожанова в Александровке. Состояние же мордивизии в предыдущие дни характеризуется тем, что она стойко отбивала все атаки противника и не поддавалась ни на один шаг назад с фронта Розовка–Покровское западнее Мариуполя, несмотря на то, что слева от нее не было войск, а справа разгромленная противником 40-я дивизия уже оставляла Волноваху. Лишь только после занятия противником Волновахи мордивизия распоряжением наморси (А.В. Домбровского. ) была отведена назад в полном порядке лишь по приказанию сверху и даже вопреки мнению начдива Кожанова, считавшего возможным держаться впереди Мариуполя.
На обоих названных фронтах мордивизия не только не деморализовалась, но даже не потерпела никакого поражения, отступление же диктовалось поражением соседней 13-й армии. Раньше этих двух фронтов мордивизия приказанием Югзапфронта занимала фронт Белоцерковка–Беристовое–Николаевка. Здесь она действительно потерпела поражение 21 сентября. А именно – был охвачен и разбит ее Черноморский полк, потерявший два орудия, но и в этом случае все ее полки дрались весьма храбро. Потерей двух орудий и большей части Черноморского полка и ограничивается поражение мордивизии. В следующие дни 23 сентября вступил в командование Кожанов, и все действия дивизии приобрели характер не только смелости, как было и раньше, но и умелого руководства"
.
А.В. Немитц доложил Главкому С.С. Каменеву о тяжелом положении дивизии и принимаемых им мерах для ее пополнения: "Не знаю, сколько из ее рядов сохранится, но надеюсь все же довести ее в ближайшие недели до... 3000 штыков и 2000 сабель и 20 орудий".

По указанию РВС Южного фронта для борьбы с белогвардейцами на участке Мариуполь–Волноваха 29 сентября в составе 13-й армии была создана Группа войск таганрогского направления. В ее состав вошла и Морская экспедиционная дивизия, в которой оставалось 1800 штыков, 200 сабель, 4 орудия и 33 пулемета. 30 сентября Группа войск таганрогского направления была подчинена РВС Кавказского фронта, а 9 октября возвращена в состав Южного фронта.

В начале октября части Морской экспедиционной дивизии находились в ближнем тылу вблизи линии р. Кальмиус, ожидая подкрепления. Отдельные подразделения, сформированные из моряков 3-го Мариупольского флотского полуэкипажа и с кораблей Азовской военной флотилии, участвовали в боях за Мариуполь, который был освобожден 4 октября.
Опасаясь удара по тылам своей группировки, готовившейся форсировать Днепр на екатеринославском направлении, белогвардейское командование предприняло ряд контратак. В отражении вражеских ударов участвовала и Морская экспедиционная дивизия.
Утром 9 октября подразделения 1-го Днепровского морского пехотного полка, перейдя р. Карачук, заняли господствующую высоту и под огнем противника начали наступление на Белоцерковку. Белые бросили в бой значительные силы кавалерии и два бронеавтомобиля, нацелив главный удар на стык флангов днепровцев и 559-го стрелкового полка, но были отбиты с большими потерями.

Ночью 10 октября подразделения 1-го Днепровского полка и 1-го морского полка Северного моря атаковали позиции врага у Белоцерковки. Врангелевцы оказали упорное сопротивление при поддержке двух бронеавтомобилей и семи артиллерийских орудий, но к утру были выбиты из этого пункта. К вечеру моряки-днепровцы овладели Бельманкой, а 1-й морской полк Северного моря и 559-й стрелковый полк во взаимодействии с кавалеристами 5-й Кубанской дивизии заняли Поповку. Противник начал поспешный отход, а его 10-й казачий пехотный полк почти в полном составе попал в плен.

Белогвардейское командование, стремясь исправить положение, предприняло попытку нанести контрудар по красным на мариупольском направлении. Днем 11 октября свыше 2,5 тыс. кавалеристов и до полка пехоты при поддержке артиллерии атаковали стык флангов 1-го Днепровского морского пехотного полка и 1-го морского полка Северного моря в районе Поповка, Бельманка.
Несмотря на упорное сопротивление моряков, противник прорвал оборону и принудил красные части к отходу на Берестовое. Израсходовав боезапас, моряки при отступлении отбивались ручными гранатами и даже несколько раз переходили в штыковые контратаки против кавалерии. Но силы оказались неравными. Казаки на полном скаку прорывались сквозь цепи моряков, рубили, давили лошадьми. Героически погибли 250 днепровцев. Бой прекратился лишь с наступлением темноты .

Тем не менее, действия морских частей не позволили противнику развить дальнейшее продвижение. У деревни Алексеевка белогвардейцам удалось окружить несколько подразделений 1-го морского полка Северного моря. Североморцы мужественно сражались, но потери были велики. В критический момент боя коммунист А.А. Попов со знаменем полка в руках повел моряков в атаку. В рукопашной схватке они прорвали кольцо окружения и вышли к своим войскам.
Утром 17 октября после двухчасового боя части Морской дивизии разгромили значительную по численности группировку белогвардейской кавалерии и отбросили ее на большое расстояние. В тот же день командующий Группой войск таганрогского направления М.К. Левандовский приказал вывести части дивизии из зоны боевых действий и отвести в тыл к населенному пункту Матвеев Курган.

17 октября была сформирована кавалерийская бригада (командир К.И. Балод, военком военмор Э.А. Долгий) Морской экспедиционной дивизии. В состав бригады вошли Черноморский кавалерийский полк (командир С.С. Заволока, политком Е.Д. Паскап), технический эскадрон (командир Г.С. Забегалин) и эскадрон 1-го морского полка Северного моря.

Начдив И.К. Кожанов приступил к подготовке своего соединения к десантной операции – высадке в Геническе. Такой приказ ему был дан коморси Республики А.В. Немитцем.

Иван Кузьмич Кожанов
26 октября по приказу командующего 13-й армией части Морской экспедиционной дивизии сосредоточились у Мариуполя. В составе соединения к этому времени насчитывалось 3440 бойцов и командиров, 17 орудий, 61 пулемет. 30 октября командующий АВФ С.А. Хвицкий приказал перебросить дивизию на кубанское побережье в район Ейска. Но выполнение этого приказа было задержано коморси Республики А.В. Немитцем. 4 ноября он докладывал из Ростова-на-Дону в Москву главкому С.С. Каменеву по прямому проводу свои соображения о предстоящих действиях. Необычно ранняя зима, сообщал он, сковала Таганрогский залив, что чрезвычайно затрудняло траление фарватеров.

Тем не менее, коморси утверждал, что 4 ноября Азовская флотилия в полном составе выйдет из Таганрога, чтобы пробиться через льды и минные заграждения к Геническу для поддержки с моря частей Красной Армии при форсировании позиций Сивашского перешейка. Переход флотилии до Геническа в таких условиях предположительно должен был занять около 5 суток. Кроме того, Немитц не терял надежды высадить десант Морской дивизии непосредственно на крымский берег, для чего намечал переброску к Геническу, вслед за боевыми кораблями Азовской военной флотилии, также транспортной флотилии.

Для обеспечения операции коморси приказал Морскому штабу Республики доставить из Петрограда в Мариуполь английские трофейные торпеды. 4 ноября штаб МСЧАМ сообщил, что отряд в составе 9 канонерских лодок с 20 крупными орудиями вышел из Таганрога в Геническ, но вынужден был вернуться в базу из-за сплошного льда.

8 ноября Азовская флотилия повторила попытку выйти из Таганрога в море. Оказалось, что толщина льда в заливе у Таганрога достигла 6 дюймов; канонерская лодка "Знамя социализма" (вооруженный ледокол Донских гирл) не смогла его преодолеть. У Мариуполя, по сообщению штаба флотилии, толщина льда достигала уже 2,5 футов. Это было необычное явление для Таганрогского залива.

Канонерская лодка «Знамя Социализма» (бывший «Терец») в 1923 г.
Моряки Азовской военной флотилии и Морской экспедиционной дивизии прилагали все усилия, чтобы принять участие в решающем сражении за Крым. 9 ноября с рассветом флотилия в третий раз вышла из Таганрога. Но за 5 суток корабли продвинулась лишь на 25 миль к юго-западу от Беглицкого маяка. Штаб Азовской флотилии сообщил, что корабли находятся у Песчаных островов, 3 канонерские лодки и 3 сторожевых судна получили серьезные повреждения корпусов и рулей, на исправление которых требовалось несколько дней.

После девятидневного пребывания в море флотилия дошла только до Мариуполя. Так и не дождались бойцы Морской экспедиционной дивизии похода в Крым. Им пришлось переправляться из Мариуполя в Ейск на транспортных судах.

10 ноября прибывшие в Ейск 1-й Днепровский морской пехотный полк, 1-й морской полк Северного моря и 559-й стрелковый полк (всего 1527 моряков и 1392 красноармейца) были переформированы в 3-й Волжский морской стрелковый полк под командованием П.М. Волосатых.
25 ноября приказом главкома С.С. Каменева Морская экспедиционная дивизия в полном составе была передана Кавказскому фронту, а 19 декабря приказом командующего фронтом расформирована. Кадровые моряки корабельной службы (561 человек) вернулись на флот, а остальной личный состав был направлен в войска, дислоцированные на Северном Кавказе.

Таким образом, представляется весьма убедительным положительный опыт формирования и участия в боях на приморском направлении первого оперативно-тактического соединения РККФ – Морской экспедиционной дивизии. Ведь только крупные просчеты, допущенные армейским командованием в боевом применении этой дивизии, явились основной причиной ее расформирования. Организационно не слаженная, не обученная к длительным сухопутным боям дивизия около месяца сдерживала отборные части противника, создав возможность организованного отвода понесших поражение частей 13-й армии.

(с.) Сергей Близниченко



ТАКЖЕ:
Морская пехота Украинской державы 1917-1920 гг;
Автобронедивизион особого назначения при Совнаркоме УССР;
Жидовский боевой курень УГА.

@темы: Гражданская война, Революция