N.K.V.D.
Ну, суки, ща я вам устрою гей-парад!



Ровно 95 лет назад, 14 октября 1920 года, началось одно из решающих сражений гражданской войны в России. Русская армия генерала Врангеля, вооружённая в том числе и поставленными Антантой танками, в очередной раз атаковала плацдарм Рабоче-крестьянской Красной Армии на Днепре. Однако расчёт на техническое превосходство не оправдался.

Подготовка по обе стороны линии фронта
Обычно битвы Гражданской войны представляли собой стычки небольших отрядов со слабой дисциплиной и ещё более слабым вооружением. Чаще всего для победы вполне хватало лобового удара в штыки или набега казачьей конницы. Более сложное оружие часто просто не умели правильно применять – причём как красные, так и белые.

Оборона Каховского плацдарма.
Тем удивительнее, что к битве у Каховки обе стороны подошли с максимальной серьёзностью и во всеоружии. Основные силы красных находились на высоком правом берегу Днепра, с которого легко просматривалось равнинное левобережье. Держа в руках четыре переправы в районе Каховки, красные могли в любой момент ударить по направлению к Перекопу и отрезать войска Врангеля, действующие в Северной Таврии.
Врангелевцы собрали для предстоящей операции свои лучшие силы, в том числе танки. В условиях гражданской войны даже немногочисленные танки были практически «абсолютным оружием».

Харьков. 1919 год. Состав с английскими танками Добровольческой (Белой) армии.
С их помощью Деникин сокрушил оборону Царицына и Донбасса, которые так долго не удавалось взять белым. Юденич с четырьмя танками чуть было не захватил Петроград. Танки прикрыли отход белых в Крым осенью 1919 года и обеспечили прорыв армии Врангеля из Крыма весной 1920-го.
Каждый танк был настолько важен, что носил личное имя, как боевой корабль: «Великая Россия», «Генерал Кутепов», «Генерал Скобелев», «Генералиссимус Суворов», «Фельдмаршал Кутузов», «Атаман Ермак», «За Русь Святую». Всего Врангель бросил в бой 12 танков.

Красные командиры отлично осознавали важность борьбы с танками и разрабатывали меры противодействия. Но одно дело — написать грамотную инструкцию, а другое — сражаться с невиданной боевой машиной. Уже первые танки с их примитивной конструкцией и такой же тактикой повергли в настоящий ужас даже привычных к технике немцев.

Что уж говорить о бойцах Красной армии, из которых мало кто видел обычный автомобиль? А врангелевцы получили из Британии новейшие танки Mk V — с усиленными мотором и бронёй, улучшенным управлением. Такие танки были почти неуязвимы для пуль и шрапнели. Пушки, имевшиеся у красных, ни по конструкции, ни по снарядам не предназначались для борьбы с подвижными бронированными фортами. Благодаря той же подвижности танки было тяжело поразить фугасами или ручными гранатами. Поэтому отражение грядущей танковой атаки требовало тщательной подготовки.

После упорных летних боёв красные готовили плацдарм к обороне, выкопав сразу три линии окопов – внешнюю (она же передовая), основную и внутреннюю.
Внешняя линия из отдельных окопов должна была лишь задержать наступление – отбросить кавалерию противника и заставить развернуться в боевые порядки пехоту.
На основной линии были устроены пулемётные гнёзда, лёгкие убежища для пехоты, наблюдательные пункты артиллерии. Перед основной линией была поставлена колючая проволока в шесть кольев.

Готовясь к атаке танков, 8 октября командование красных приказало выкопать в шахматном порядке противотанковые рвы, но подготовить их вовремя не успели. Зато успели заминировать подходы, хотя белая разведка заметила мины и вовремя предупредила танкистов.

Командир 1-го стрелкового корпуса В. К. Блюхер. Петроград, 1922 г.
51-я дивизия, оборонявшая плацдарм, считалась лучшей в 6-й армии. Командовал дивизией будущий маршал Блюхер. Для усиления обороны была переброшена элитная Ударно-Огневая бригада , сформированная только в августе, с жёстким отбором, который проходили только «самые лучшие, обученные, дисциплинированные и физически развитые» люди.

Отряд танков Огневой бригады перед отправлением на фронт. Казань, 1920г.
Бригада имела огнемётную команду, вооружённую фугасными огнемётами СПС, батарею шестидюймовых гаубиц, бомбомёты и миномёты, два отряда броневиков, отряд танков (из 3 машин), отделение связи. На два пехотных полка общей численностью менее 6 тысяч человек бригада имела почти двести пулемётов Максима и Шоша – уникальная по меркам гражданской войны насыщенность. Бойцы бригады получили новую форму.

Всего красные имели на Каховке порядка 10 тысяч штыков, 500 сабель, 250 пулемётов, 12–15 бронемашин и 70 орудий. Тяжёлая артиллерия включала даже 120-мм и 155-мм французские пушки, а также привязной аэростат для корректировки огня. Поражает обеспеченность боеприпасами: на винтовку имелось 200 патронов, на пулемёт – до 8 000.
На каждую 76-мм пушку было 400 снарядов, на 122-мм – 190, и на 152-мм орудие — по 90 снарядов. Пушечные броневики РККА «Гарфорд» носили грозные личные названия — «Антихрист», «Мощный», «Красный богатырь», «Пугачёв»…
Танки красных к решающим боям не поспели.

Бронеавтомобиль «Гарфорд-Путилов» «Сокол» морской модификации.
Командир 51-й дивизии, предвидя серьёзные бои, приказал вывести с плацдарма все «лишние» тылы. Авиаразведка белых заметила перемещение повозок и телег. Разведчики обратили внимание на сильную стрельбу из ружей и пулемётов с плацдарма, но решили, что так красные маскируют отступление.
Впечатление усиливал дым над окопами – это горела сухая трава, создавая картину, что красные в панике сжигают лишнее имущество. Врангель тоже принял ротацию красных частей за отступление из района Каховки, что привело к роковой ошибке. Он приказал генералу Витковскому как можно решительнее атаковать.

К этому моменту белые имели перед Каховкой около 6 тысяч штыков, 700 сабель, до 40 лёгких и 20 тяжёлых орудий, 12 танков, 14 бронемашин и 10–12 самолётов.

Казалось бы, атаковать укрепившегося противника, не имея даже численного превосходства, было безумием. Однако войска белых за годы гражданской войны настолько привыкли разбивать неорганизованные красные части, что не замечали тревожных перемен как у противника, так и у себя. Верхи просто не видели того, что даже элитные части давно уже пополняются не надёжными кадрами, а пленными, при малейшей неудаче переходящими обратно к красным; что солдатам не хватает не только боеприпасов, но и хотя бы обмундирования; что колючую проволоку приходится рвать руками.

Тем временем красные артиллеристы разделили плацдарм на сектора, по которым орудия могли бить даже ночью. Часть пушек выдвинули вперёд — для кинжального огня в упор по танкам.


Победа «Антихриста» над «Генералиссимусом Суворовым»

В 4 часа утра 14 октября после короткой, но мощной артподготовки в лучших традициях конца Первой мировой началась танковая атака. Танки двигались линией, за ними шли группы гранатомётчиков и пулемётчиков, артиллерия сопровождения, при поддержке бронемашин и кавалерии. Осколки снарядов прервали телефонную связь между частями красных.

Танки, обойдя противотанковые фугасы, легко прошли первую линию окопов. Но красные бойцы огнём из многочисленных пулемётов и винтовок отсекли идущую за танками пехоту и кавалерию. Врангелевская пехота залегла и не пыталась атаковать основную линию обороны. Лёгкая конная батарея белых в темноте напоролась прямо на спрятанные огнемёты.

После двух залпов огнемётов белые бежали «в паническом страхе от невиданных ими снарядов, с криками ужаса, бросая сумки, пулемётные ленты, снаряды, гранаты» (заботливо подобранные после боя красными).
Танки оказались предоставлены сами себе. Часть из них попыталась прорваться красным в тыл, другие ездили перед основной линией обороны, несколько машин повернули назад.

Танки "Генералиссимус Суворов" и "Генерал Скобелев" с экипажами. 1919 год.
«Атаман Ермак» провалился в… полковую баню. К обездвиженному, но огрызающемуся огнём танку на расстояние 90 м подкатили орудие. После пяти выстрелов уцелевшие танкисты сдались. Красный броневик «Антихрист» огнём из 76-мм пушки подбил танк «Генералиссимус Суворов». Танк «Генерал Кутепов» забросали гранатами, а затем подбили из миномёта.

В итоге белые потеряли 8 танков – 7 было подбито пушками и 1 миномётом. Артиллерийским дивизионом 51-й дивизии, кстати, командовал ещё один будущий маршал Красной армии – Говоров. Перейдя в контрнаступление, красные бойцы захватили, помимо прочих трофеев, два тяжёлых орудия (без замков) и неисправный аэроплан.

Леонид Говоров (справа) и комиссар полка Брикульс, Одесса, 1925 г.

После поражения под Каховкой корпус Витковского, по словам генерала Слащева, уже не представлял боевой ценности. Атака на Каховку в лоб хотя ещё и имела шансы на успех, уже не могла быть поддержана действиями 2-й армии генерала Драценко на правобережье.

Генерал-лейтенант Витковский, 1919 год.
К моменту атаки Каховки эта армия уже понесла большие потери и вместо удара в тыл плацдарму (как предполагалось по плану операций) отступала обратно на левый берег. Уже в 8 часов вечера в штабе Врангеля мрачно констатировали: «налицо все признаки форменной катастрофы». Последняя попытка белых перехватить стратегическую инициативу с треском провалилась.

Сражение у Каховки стало вершиной развития оружия и тактики гражданской войны. По уровню задействованной техники оно выглядело почти битвой Первой мировой в миниатюре. Каждая из сторон бросила в бой лучшее из того, что имела. Но белые, даже имея превосходство в технике, допустили слишком много ошибок.

Следы прохождения танка через укрепления Каховского плацдарма. Сентябрь 1920 года.
Танки, несмотря на наличие опытных экипажей, атаковали слишком рано – за 2,5 часа до рассвета, то есть в темноте. Танкисты не помогли пехоте преодолеть основную линию обороны, а стали воевать отдельно. Артиллерия не смогла подавить красные батареи. Пехота вяло топталась перед окопами, даже имея большое численное преимущество. Авиация появилась на поле боя слишком поздно и отметилась лишь несколькими разрозненными налётами.

Захваченный у белых танк «За Русь святую»
Генерал Достовалов, начальник штаба дивизии в Первой мировой и начальник штаба 1-й армии Врангеля, позднее признавал:«В течение второго периода борьбы, на полях Северной Таврии, у Каховки и на перешейках, мы увидели новую Красную армию, ещё более совершенную, чем та, с которой мы расстались у Новороссийска.
В деле обучения бойцов и искусстве маневрировать она значительно продвинулась вперёд. Мы увидели перед собой уже не латышские и китайские части, мы увидели отличные русские дивизии. 51-я пехотная дивизия и огневая бригада поразили нас своей выучкой, умением наступать и обороняться, стойкостью и дисциплиной. Это было неожиданно. Начальник одной белой дивизии доносил, как трудно и непривычно бороться с 51-й дивизией, которая, будучи обойдена со своих флангов, не отступает, а дерётся. Мы находили прекрасно устроенные, применённые к местности и оборудованные окопы, с хорошо продуманным перекрёстным обстрелом, с отмеченными дистанциями огня и т. д. Каховский плацдарм был укреплён образцово.
Красные полки научились бороться с танками, и при атаке Каховского плацдарма почти все наши танки остались в плену у большевиков. Красная армия вырастала на наших глазах и перегнала нас в своём росте»
.

Такая похвала от опытного противника стоит недешево.

(c.) Евгений Белаш

@темы: Они были первыми..., Гражданская война