18:51 

"Кронштадтская побудка"

N.K.V.D.
Ну, суки, ща я вам устрою гей-парад!


18 августа 1919 г. состоялась знаменитая атака британских торпедных катеров на корабли Красного флота, находившиеся в гавани Кронштадта.

Тут важно отметить откровенно агрессивные действия Англии против Советской России, начатые сразу же после окончания Первой мировой войны. Сейчас стало модным ставить под сомнение сам факт интервенции Антанты против нашей страны. События 1919 года на Балтике красноречиво демонстрируют степень «миролюбия» тогдашней ведущей мировой державы по отношению к Советской России.

После потопления торпедным катером крейсера "Олег" 18 июня 1919г., англичане стали готовить более масштабную атаку против главных сил Балтийского флота. Надо сказать, что отстаивающиеся в гавани Кронштадта линкоры и крейсера представляли собой скорее потенциальную, нежели реальную угрозу англичанам. Их техническое состояние и дисциплина экипажей оставляли желать лучшего.

(Бронепалубный крейсер «Олег»)
К этому времени между английскими дипломатами и командованием Северо-Западной армии был заключён ряд соглашений, предусматривавших военную помощь и содействие. Адмирал Кован решил воспользоваться благоприятными обстоятельствами и нанести по Кронштадту комбинированный удар с использованием торпедных катеров и авиации.
Главной целью этой атаки должны были стать линкоры «Петропавловск», «Андрей Первозванный» и другие действующие корабли Балтийского флота. Таким образом, предполагалось одним ударом уничтожить советский флот и обеспечить безопасность с моря планировавшегося наступления армии Юденича Весь расчет был на внезапность нападения.

(Линейный корабль «Петропавловск». С 1921 г. линкор «Марат», а с 1950 г. — «Волхов»)

Целями для бомбардировки с воздуха должны были служить мастерские, нефтяные цистерны и прожекторная защита, однако главной задачей самолётов было отвлечение внимания от катеров. Во время планирования операции коммодор Эгар широко пользовался данными английской разведки и агентов, связь с которыми долгое время поддерживалась торпедными катерами.
Операция была назначена на ночь с 17 на 18 августа.

1 августа 1919 года эскадрилья английских самолётов совершила первый массированный налёт на Кронштадт. Бомбы были сброшены на Летний сад, где в это время проходил митинг. Разорвались две бомбы, было убито одиннадцать человек и ранено двенадцать. Со 2 по 9 августа английские самолёты совершили несколько налётов на город и порт.

(Британский гидросамолет «Шорт – С 184», однотипный с участвовавшими в налетах на Кронштадт)
Вскоре налёты аэропланов на Кронштадт стали ежедневным явлением; это позволило англичанам ознакомиться с планом Кронштадта для того, чтобы детально спланировать операцию. Помимо этого, ежедневные налеты имели целью постепенно усыпить бдительность красных. В ночь планируемой атаки очередной налет аэропланов должен был отвлечь внимание и позволить катерам скрытно приблизиться к гавани.

Для операции выделялись 8 торпедных катеров, которые должны были потопить дежурившее на рейде сторожевое судно, взорвать бон , преграждающий вход в гавань(если таковой обнаружится), ворваться туда и торпедировать стоящие линкоры и крейсера. на одном из 8 катеров, вышедших в море, произошла поломка, и он не принял участие в атаке.

(Фотография Средней гавани Кронштадта, сделаная с английского самолёта.
Показаны направления атак английских катеров на корабли Балтийского флота.)

В 3 часа 45 минут 18 августа с наблюдательного пункта зенитной батареи форта «Обручев» было сообщено, «что со стороны Финляндии слышен звук моторов». Зенитные орудия кораблей и крепости немедленно открыли огонь. Первые девять машин сбросили на Кронштадт 13 бомб, затем с палубы авианосца «Винидиктив» стартовали оставшиеся три самолета, каждый из которых нёс по одной бомбе.
В результате бомбардировки возникли пожары портовых сооружений, а танкер «Татьяна» получил повреждения от взрыва бомбы; особенно ожесточённой атаке был подвергнут стоявший на Малом Кронштадском рейде сторожевой эсминец «Гавриил», который был обстрелян трассирующими пулями.


(Английский торпедный катер "55-футовый СМВ".)
Тем не менее, в 4.20 на "Гаврииле" заметили два катера по направлению к Ораниенбауму около восточного знака Морского Канала и одновременно услышал сильный взрыв у стенки гавани, в месте расположения мастерских Балтийского завода. Как впоследствии выяснилось, взрыв произошел от торпеды, выпущенной одним из катеров в эсминец «Гавриил». Торпеда, пройдя мимо, взорвалась возле стенки.

Сообщение штаба Кронштадтской морской базы о налете неприятельских аэропланов и катеров:
"Кронштадт, 18 августа 1919 года, 4 ч 25 мин
В Кронштадте налет аэропланов ... бросают бомбы ... численность их за темнотою не выяснена, но много... По слухам, 1 бомба упала в Новое Адмиралтейство и «Память Азова», которая накренилась ... На рейде виден какой-то плавающий горящий предмет ... Сейчас выяснилось, что одновременно с налетом в гавань прорвался быстроходный катер, который выпустил мину в «Память Азова». «Память Азова» затонула в гавани... Выпущена вторая мина в «Андрей Первозванный» ... по непроверенным еще сведениям попала в носовую часть ... На рейде стреляет по уходящему катеру дозорный эсминец (Гавриил) ... подробности будут на рассвете по мере точного выяснения..."


Открыв по катерам огонь, «Гавриил» первым же выстрелом потопил один из них вблизи восточного знака Морского Канала. Второй катер ушел к Военному углу стенки гавани. Почти одновременно эсминец заметил два или три катера, шедшие с большой скоростью от Военного угла вдоль стенки, по направлению к входу в Среднюю гавань. Кроме того, он обнаружил катера, пытавшиеся прорваться из за Военного угла гавани. Этих последних огнем своих пушек «Гавриил» отогнал обратно.

(Эсминец "Гавриил", "герой дня" 18 августа.)

По катерам, шедшим вдоль стенки, эсминец не стрелял, опасаясь своими снарядами попасть в суда, стоящие за ней в гавани. Два катера, войдя в Среднюю гавань, направились: один – к учебному судну «Память Азова», другой – к Рогатке Усть Канала (вход к доку Петра I). Выпущенными торпедами первый катер взорвал «Память Азова», второй катер подорвал линкор «Андрей Первозванный».

Рапорт командира линейного корабля «Андрей Первозванный» Л.М.Галлера начальнику ДОТ С.Н.Дмитриеву о торпедировании корабля английскими катерами:
"Кронштадт, 18 августа 1919 года
№ 1321 Срочно. Секретно

Доношу, что 18 августа около 3 1/2 утра на вахтенном мостике был услышан шум пропеллера, после чего была сыграна аэропланная тревога и включены установленные огни. После того, как лин. корабль «Петропавловск» и мачта отрепетовали, огни были выключены и более не включались, так как было замечено, что с аэропланов открывали из пулемета огонь по ярким огням. Стрелять по аэропланам было невозможно, так как их удавалось обнаруживать изредка и то только на мгновение. Около 4 ч 25 мин в гавани промелькнули силуэты одного или двух катеров, двигавшихся с большой быстротой. Прежде чем успели принять какие-либо меры, почти одновременно был замечен все увеличивающийся крен «Памяти Азова», и раздался сильный взрыв в носовой части корабля, от чего содрогнулся весь корпус корабля. Очевидно, с катера была выпущена мина. попавшая в носовую часть корабля, приблизительно около 9 шпангоута, и давшая подводную пробоину. Минут через 5 с аэроплана была сброшена бомба, разорвавшаяся под самой кормой и причинившая только небольшую подводную пробоину стоявшему на бакштове паровому катеру. Результат попадания мины в носовую часть корабля по предварительному осмотру следующий: снаружи сдвинуты с места 4 броневых плиты по левому борту, причем две из них оторваны и отстали от борта от 2 1/2 до 1 1/1 фут, две же крайние чуть-чуть сдвинуты (одна дюйма на 3, другая около 1 дюйма). Центр пробоины, по-видимому, около 9 шпангоута. Затопленными оказались следующие помещения: канатный ящик, носовое провизионное помещение и ледниковое с ледниковыми машинами, носовая читалка, т.е. от 4 до 13 шпангоута до второй броневой палубы и от 13 до 15 шпангоута до кубрика. Дальнейшее распространение воды приостановлено, переборки держат. Выпучена переборка 13-я, течь незначительная. Из канатного ящика по обделочному угольнику заколочено небольшое отверстие деревянными колышками, течь незначительная. С прибылью воды в помещение носового холодильника от вышеупомянутой течи справляются легко. Подробнее пробоина будет обследована водолазами.

Из находящихся в помещении трюмных 3 трюмных один, именно трюмный ср. сл. 1916 г. Сергей Константинович Суворов, оказался убитым на месте, двое других получили ушибы.
Командир
Комиссар корабля"

(Кронштадтский рейд. Слева - линейный корабль "Андрей Первозванный" (с фотографии начала 1920-х годов)

В то же время катера обстреливали из пулеметов суда у стенки гавани. При выходе из гавани оба катера в 4.25 были потоплены огнем эсминца «Гавриил», причем от попавших снарядов они загорелись.
С «Гавриила» спустили шлюпку, которая в два рейса подобрала девятерых англичан, трое из которых оказались офицерами. Остальные катера, не пытаясь больше прорваться из за Военного угла гавани, ушли северным фарватером.

(Характер разрушений английского торпедного катера СМВ-62, потопленного эскадренным миноносцем
"Гавриил" 18 августа 1919 года при нападении на кронштадтскую гавань и поднятого 13 сентября того же года.)

Заключение следственной комиссии по делу о нападении быстроходных английских лодок на Кронштадт ночью 18-го августа 1919 года:
"Следственная комиссия в составе: председатель глав[ный]штур[ман] флота, военный моряк Блинов, члены - командир линейного корабля «Севастополь», военный моряк Ставицкий и комиссар Петробазы Кимм, - собравшись в штафлоте 1-го сего сентября и ознакомившись со всем следственным материалом, пришла к заключению:
1. Само выполнение операции, поскольку это можно установить по отмеченным фактам, свидетельским показаниям и показаниям пленных англичан, комиссии представляется таким образом:
18-го августа, около 1 часу с лишним ночи, пять английских катеров вышли из Биорке и, немного спустя, два катера - из Териок; все они встретились в море, в районе форта Инонеми и оттуда пошли вместе Северным фарватером, в тыл Кронштадту. В 4 часа они были замечены вблизи форта Обручева, между ним и берегом Кронштадта, и затем, разделившись на два отряда, пошли далее на восток, причем часть их прошла между батареями № 2 и № 3, а часть - между батареями № 5 и № 6.

Начиная с 3 ч 45 мин над Кронштадтом, его гаванями и фортами были замечены аэропланы, бросавшие бомбы и стрелявшие из пулеметов светящимися пулями; этот налет продолжался и далее во все время до конца атаки катеров. На всех фортах и судах была пробита аэропланная тревога и лишняя прислуга от орудий (непротивоаэропланных) была убрана в закрытия, а на судах - в палубы. Внимание остававшихся на наружных постах было всецело поглощено аэропланами.

В 4 часа с лишним (около 4 ч 20 мин), стоявший на Малом рейде э[скадренный] миноносец] «Гавриил» замечает катер по направлению к Ораниенбауму, открывает по нему огонь и первым же выстрелом топит его вблизи восточного знака Морского канала. Одновременно с этим он видит 2 или 3 катера, идущие огромной скоростью по стенке, по направлению к гавани; по ним он не стреляет, опасаясь своими снарядами попадать в суда, стоящие за этой стенкой; сразу после этого он обнаруживает еще катера, пытающиеся выскочить из-за Военного угла гавани, но своим огнем загоняет их обратно и не дает им возможности выйти оттуда. Катера, прорвавшиеся вдоль стенки в гавань, взрывают там «Память Азова». подрывают «Андрея Первозванного» в 4 ч 25 мин и вылетают из ворот, где сейчас же топятся (2) огнем того же «Гавриила»; бывшие за Военным углом катера не решаются ничего предпринять и уходят обратно; идут они двумя группами, одна между батареей № 3 и батареей № 4, а другая, видимо, между батареей № 2 и батареей № 3. Затем они проходят мимо форта Обручев, к северу от него. На обратном пути катера были в лучах прожекторов, под обстрелом ружей и орудий и шли огромной скоростью, по выражению некоторых свидетелей - «летели».

После ухода катеров - прекращаются и аэропланные атаки.
Э[скадренный] м[иноносец] «Гавриил» подобрал с воды, при помощи своей шлюпки, 9 англичан, которых и отправил затем на берег.

2. Комиссией не обнаружен злой умысел со стороны лиц, оборонявших Кронштадт, в их распоряжениях по этому делу.

3. Комиссия пришла к единогласному заключению, что причины, сделавшие возможной такую атаку, заключаются в следующем:
а) Полная неожиданность атаки Кронштадта моторными лодками. ПО ИДЕЕ.
б) Полная уверенность в невозможности осуществления какой-либо морской операции через Северный фарватер, да и вообще - невозможность плавания этим фарватером судов, имеющих боевое значение.
в) Полное отвлечение внимания всех фортов, батарей, сигнальных постов и судов - АЭРОПЛАНАМИ.
г) Малая осадка лодок, позволяющая 40-узловой скоростью проходить над ряжами (их осадка на полном ходу всего лишь 3 1/2 4 1/2, фута).

4. Комиссия нашла следующие упущения в деле обороны Кронштадта и гаваней:
а) Отсутствия организации охраны гаваней (охрана рейдов - имеется).
б) Отсутствие заграждений ворот гаваней.
в) Отсутствие наблюдения собственно за побережьем острова.
г) Неудовлетворительность системы связи фортов и батарей со штабом Кронштадтской крепости.

Комиссия считает своим долгом отметить, что катера все же были замечены всеми существующими элементами обороны крепости, что указывает на должную постановку службы на фортах и батареях и ОСОБЕННО отмечает деятельность э[скадренного] м[иноносца] «Гавриил», который, несмотря на все вышеприведенные причины (п. 3-ий), все же вовремя заметил катера, утопил трех из них, а остальным не дал возможность выйти из-за Военного угла.
Председатель комиссии
Члены комиссии"

Англичане дают несколько иную интерпретацию событий:
"Катер № 1 – не обнаружив бона у ворот гавани, атаковал «Память Азова». Были выпущены две торпеды, обе попали. Затем он отошел на свое место во внутренней гавани, ожидая других.
Катер № 2 – имея на борту командора Дебсона, прибыл вскоре за ним и атаковал «Андрея Первозванного». Достигнуто двойное попадание в носовую часть корабля.
Катер № 3 – должен был атаковать «Рюрик», но не пришел. Произошел взрыв мотора в тот момент, когда он находился близ северной цепи фортов и позже был взят на буксир одним из возвращавшихся с атаки катеров. К этому времени внутренняя охрана опомнилась, форты, батареи и суда открыли беспорядочный огонь. Интересно отметить, что форт Меншиков, построенный для обстрела внутренней гавани на случай бунта, был в состоянии взять наши катера под анфиладный огонь во время прохождения ими ворот.
Катер № 4, проходя через ворота, потерял убитым командира капитан лейтенанта Рида. Второй по старшинству лейтенант Стикл немедленно бросился к штурвалу, овладел управлением и произвел атаку, выпустив две торпеды по «Петропавловску».
Катер № 5 имел своей целью сухой док, но стреляющее приспособление у него было сбито при подходе к воротам, так что ему ничего не оставалось другого, как возвращаться по способности. Он это и сделал, подобрав по дороге беспомощный катер № 3 и отбуксировав его в безопасное место под огнем фортов.
Когда катер № 6 приближался к гавани, он к несчастью столкнулся с возвращавшимся катером № 1. Личный состав обоих катеров был переведен на катер № б, а катер № 1 взорван.
Лейтенант Бремнер, будучи уже тяжело ранен, принял командование катером, командир и два матроса которого были убиты. Катер быстро наполнялся водой, но, несмотря на это и сильный огонь и освещение прожекторами, Бремнер выпустил две торпеды в сторожевой эсминец «Гавриил», стоявший перед входом. К несчастью, обе торпеды прошли мимо.
Это было его второй атакой в эту ночь. Бремнер был ранен не менее 11 раз, но держался хорошо до самого конца, пока не загорелся бак с бензином. Катер пришлось покинуть, и он затонул. Под конец Бремнер был подобран и доставлен на «Гавриил».
Катера, назначенные для атаки сторожевого эсминца, задержались из за того, что пошли более длинной дорогой вокруг фортов. Увидев взрыв, происшедший на катере № 8, и ошибочно приняв его за взрыв торпеды по сторожевому эсминцу (взрыв был точно на этой линии), катер № 7 повернул по направлению к восточной гавани в соответствии с заранее намеченным планом, выпустив торпеды внутрь гавани по эсминцам, обеспечивая этим возможность обратного возвращения катеров.
Катер № 8 атаковал сторожевой эсминец «Гавриил», но в момент произведения атаки он сам находился на мелком месте (глубина 10 футов). Мина взорвалась при ударе о грунт, и катер взлетел на воздух. Сторожевой эсминец выдержал три атаки, несмотря на то, что терпел потери от огня пулеметов наших катеров и аэропланов. Катер № 7, возвращаясь с атаки восточной гавани, сделал попытку подобрать оставшихся в живых из экипажей катеров № 1, и 8, но это оказалось невозможным благодаря тяжелому огню, направленному против него.
Катера вернулись по тому же пути, по которому шли раньше, использовав дымовые завесы для прикрытия отступления. Они были освещены прожекторами и попали под огонь северных фортов. Английские самолеты, снизившись до высоты несколько метров, обстреляли из пулеметов прожекторные установки и их прислугу"
.

После атаки, в течение дня 18 августа английские самолёты произвели ещё несколько бомбардировок Кронштадта.
Обе стороны посчитали свои действия вполне успешными.

Из восьми принявших участие в атаке торпедных катеров три были потоплены, а остальные получили различные повреждения. Погибли четверо английских офицеров и трое матросов, девять человек попали в плен. По данным советских источников потери РККФ хоть и выглядели более внушительно, но лишь формально.
Повреждения «Андрея Первозванного» исправить не удалось из-за нехватки средств, в декабре 1923 года его сдали на слом. Впрочем, подобные ему броненосцы в 20-е годы уже морально и физически устарели и массово отправлялись на слом. Ну, а старый крейсер «Память Азова» (спущенный на воду еще в 1888 году) вообще не имел никакого боевого значения.


(Плавбаза подводных лодок, бывший крейсер, "Память Азова", потопленная в ходе атаки 18 августа.)

Но за английский налет отечественный флот заплатил немалую цену в Великой Отечественной войне.
Кронштадская «побудка» произвела огромное впечатление на многих красных командиров. О безобразной охране крейсера «Олег» и Кронштадской гавани они быстро забыли, а вот быстроходные торпедные катера реданного типа вознесли на пьедестал. В результате этого в 30-ые 40-ые годы в СССР по образцу английских катеров построили четыре сотни катеров типа Ш-4 и Г-5, которые очень сильно уступали большим германским торпедным катерам по мореходности, дальности действия, торпедному, и особенно по артиллерийскому вооружению.

@темы: Гражданская война, РККА

   

Великое Сорокалетие. 1917 - 1957.

главная