N.K.V.D.
Ну, суки, ща я вам устрою гей-парад!

Действия подразделений внутренних войск МВД УССР во время Венгерского восстания 1956 года

О венгерских событиях 1956 года – попытке изменения государственного строя, едва не вылившейся в гражданскую войну – и в советские-то времена вспоминали с большой неохотой. А ныне этот исторический эпизод, в котором одна из главных ролей выпала советским солдатам и офицерам, и вовсе предан забвению. Немудрено, что информацию об участии частей и подразделений внутренних войск МВД СССР в восстановлении законности и порядка на территории Венгерской Народной Республики приходится собирать буквально по крупицам. Тем ценнее каждый рассекреченный, разрешённый к публикации документ, каждая фотография, проливающие свет на события полувековой давности.

...Осенью 1956 года в столице Венгрии творилась такая кровавая вакханалия, что, даже по прошествии полувека рассматривая фотографии, запечатлевшие события тех дней, нормального человека берёт оторопь. Невероятную жестокость повстанцев в отношении тех, кто служил «врагам независимой Венгрии», трудно объяснить.
Охота за госслужащими, партийными работниками, офицерами силовых ведомств началась уже в первые часы восстания. Наиболее жуткая расправа ожидала сотрудников службы национальной безопасности и народной полиции.

(Глумление венгерскими гражданами на повешенным вниз головой трупом сотрудника ГБ. Они ж европейцы!)
Их истребляли сотнями, с нечеловеческой жестокостью и без всякой пощады: расстреливали на улицах без суда, забивали насмерть, вешали на площадях, топили в канализационных и водопроводных колодцах. 40 офицеров полиции были заживо замурованы в нишах подземных галерей Будапешта! Кровавым расправам подвергались даже люди, объявленные сочувствующими существующей власти. Разъярённые толпы зачастую глумились даже над обезображенными трупами.

(Убитые защитники Будапештского горкома партии. 30 октября)
В то время в Венгрии стоял советский армейский корпус, но наши военные до поры старались не ввязываться в межвенгерские разборки. Лишь только когда дело дошло до полнейшего беззакония, Советский Союз ввёл на территорию ВНР дополнительный воинский контингент, имевший приказ активно включиться в подавление мятежа...

В первой половине ноября подразделения львовского 12-го мотострелкового отряда (по нынешней классификации – полка) внутренней охраны МВД Украинской ССР оказались в Будапеште и прилегающих к нему районах, где приступили к выполнению задач по ликвидации отдельных вооружённых групп путчистов, розыску, задержанию и конвоированию наиболее опасных участников мятежа.
Кроме этого, они взяли под охрану несколько особо важных государственных объектов и самых ответственных участков границы с Австрией.
Некоторые подробности событий тех дней раскрывают донесения временно исполняющего обязанности командира 12-го мотострелкового Рымникского ордена Богдана Хмельницкого отряда внутренней охраны МВД УССР подполковника Щербакова, отправленные на имя начальника Управления внутренней и конвойной охраны МВД УССР генерал-майора Наумова.

(Михаил Иванович Наумов, с 1953 по 1960 начальник управления внутренних войск МВД УССР)
В одном из них говорится следующее: «Войсковая группа 5-й команды отряда в количестве 15 человек с тремя оперативными работниками и переводчиком 11 ноября 1956 года выехала на погранзаставу Хедьешхалом. По прибытии на место был установлен контакт с венгерскими пограничниками, разработан план использования группы в охране границы.
22 ноября около полуночи бандгруппа в количестве 45 человек, вооружённых автоматами, внезапно напала на заставу, имея целью уничтожить военнослужащих, пограничников, захватить оружие и документы. Бандитов возглавлял бывший начальник этой же погранзаставы, который, будучи завербованным иностранной разведкой, в дни мятежа изменил своей родине и скрылся на территории Австрии, уведя с собой нескольких пограничников.
При отражении нападения командир войсковой группы 12-го отряда старший лейтенант Гильматдинов принял на себя командование обороной заставы, приказал её начальнику с десятью пограничниками и станковым пулемётом выйти оврагом в тыл нападавшим, а остальному личному составу – открыть по бандитам огонь из всех видов оружия.
Бандгруппа, встретив огонь гарнизона заставы, стала поспешно отходить на австрийскую территорию, оставляя раненых. Среди раненых бандитов оказались трое бывших венгерских пограничников – изменников своей родины. Всего в ходе боя ранены и захвачены в плен 7 мятежников, также захвачено 7 автоматов, 2 пистолета, 14 гранат, больше 200 патронов»
.
Следует отметить, что среди солдат и офицеров советских внутренних войск и венгерских пограничников, оставшихся верными присяге, потерь в том бою не было.

Среди рассекреченных документов Центрального архива ФСБ России и Российского государственного военного архива удалось отыскать поистине уникальный. Он не только напрямую свидетельствует о том, что Имре Надь – человек, стоявший во главе венгерских мятежников, был захвачен именно военнослужащими советских внутренних войск, но и содержит подробности этой операции, долгое время остававшиеся неизвестными широкому кругу историков.

(Полковник Малашенко (заместитель начальника армейского корпуса по разведке) двигается в сторону американского фотографа)
Слово непосредственному участнику событий подполковнику Щербакову: «6-я команда 12-го отряда внутренней охраны с 17 по 22 ноября участвовала в операции по задержанию организаторов мятежа и разыскиваемых лиц, укрывшихся в одном из иностранных посольств, аккредитованных в Будапеште».
Здесь следует сделать некоторое пояснение. Сразу после того, как 4 ноября советские войска после кровопролитных боёв установили контроль над венгерской столицей, лица, стоявшие во главе мятежников, укрылись в югославском посольстве.
Выбор убежища был не случайным: с конца 1940 годов отношения между Советским Союзом и Социалистической Федеративной Республикой Югославия, возглавляемой маршалом Иосифом Броз Тито, были, мягко говоря, натянутыми. Поэтому заговорщики вполне резонно надеялись на то, что югославы их не выдадут. Хотя и бесконечно долго пользоваться дипломатической крышей после всего того, что их сторонники творили на улицах Будапешта, главари путча не могли. Но вернёмся к событиям ноября пятьдесят шестого.

«6-й команде, – говорится далее в отчёте подполковника Щербакова, – была поставлена задача во взаимодействии с четырьмя бронетранспортёрами, 12 сотрудниками венгерской полиции и четырьмя оперработниками незаметно блокировать здания посольства со всех сторон, а при попытке выхода или выезда из посольства разыскиваемых лиц задержать их и доставить военному коменданту советских войск в Будапеште. Приметы разыскиваемых лиц были сообщены всему личному составу команды.
Руководителем операции был назначен начальник оперативного органа, а его заместителем по войскам – командир 2-го дивизиона 12-го отряда внутренней охраны подполковник Зорин. Начало операции было назначено на 19.30 16 ноября.
В ночь на 17 ноября личный состав 6-й команды во главе с капитаном Черношеевым скрытно блокировал здания посольства пятью неподвижными постами наблюдения, семью подвижными постами патрульных нарядов и четырьмя БТР-40. Наблюдатель поста № 1 совместно с сотрудниками полиции, охранявшими посольство, прикрывал выход на ул. Сталина, наблюдатель поста № 2 также вместе с работниками венгерской полиции – выход на пл. Героев. Наблюдатель поста № 3 прикрывал выход через тыльные ворота посольства и вёл наблюдение вдоль его забора, с поста № 4 велось наблюдение вдоль забора с фасадной стороны зданий.
БТРы внутренней охраны и танки Советской Армии располагались на перекрёстках соседних со зданиями посольства улиц и были готовы своевременно перекрыть их в случае попытки разыскиваемых лиц выехать из посольства на автомашинах.
В ночь на 17 ноября наблюдатели ефрейтор Строганов и рядовой Ванин задержали неизвестного, пытавшегося незаметно проникнуть во двор посольства. При проверке оказалось, что задержанный является активным участником белого террора в Будапеште и накануне был освобожден из тюрьмы»
.
Image Hosted by PiXS.ru
(Дежавю, однако...)
Согласно справке, имеющейся в архиве ФСБ России, задержанным военнослужащими внутренних войск оказался бывший начальник будапештской полиции полковник Шандор Копачи. С началом путча он отдал своим подчинённым приказ о несопротивлении, а сам перешёл на сторону мятежников и открыл для них несколько складов оружия. Впоследствии был включён в состав Военно-революционного комитета. Судом приговорён к высшей мере наказания...

«В ту же ночь, – цитируем далее доклад подполковника Щербакова, – рядовыми Столяровым и Михайловым были задержаны 17 нарушителей комендантского часа, пытавшихся проникнуть к объекту операции. Задержанные были переданы оперативным работникам. Среди задержанных находились видные участники мятежа Ференц Донат – бывший секретарь центрального руководства Венгерской партии трудящихся, Лазар Микдюш, выступавший в печати с призывом к расправе над работниками госбезопасности, подполковник Палош Фельцан, командир 7-й механизированной дивизии венгерской армии, открыто перешедший на сторону мятежников.
18 ноября группа неизвестных в количестве пяти человек вышла из здания посольства, села в легковую автомашину, после чего та направилась к выезду со двора на ул. Сталина.
Наблюдатель сержант Лобанов немедленно доложил об этом условным сигналом (поднятием оружия вверх) командиру группы 6-й команды старшему лейтенанту Буравлёву, а тот дал сигнал старшим нарядов на БТР. Как только легковая автомашина выехала с территории югославского посольства, один БТР в условленном месте преградил ей путь, а второй закрыл путь отхода.
После проверки документов были установлены личности находившихся в машине. Ими оказались Имре Надь – глава правительства мятежной Венгрии, идейный руководитель и вдохновитель мятежа, а также его ближайшие соратники Йожеф Силади и Миклош Гимеш. Всем троим было предложено пересесть в один из бронетранспортёров»
.

Остаётся добавить, что в тот же день Имре Надь под конвоем четырёх военнослужащих 4-й команды 12-го отряда внутренней охраны, которых возглавлял старший сержант Куц, был отправлен самолетом в Москву.

(Имре Надь (второй слева) во время оглашения приговора)

Следствие и судебный процесс над бывшим главой венгерского Военно-революционного комитета длились почти полтора года и завершились вынесением смертного приговора за «организацию контрреволюционного заговора и измену родине». 16 июня 1958 года приговор был приведён в исполнение.

@темы: НКГБ, Революция