N.K.V.D.
Ну, суки, ща я вам устрою гей-парад!

Советские лыжники-диверсанты в "Зимней войне"


После присоединения осенью 1939 г. к СССР территорий Западной Украины и Западной Белоруссии остро встал вопрос о Финляндии. Советское военное руководство рассчитывало осуществить финскую операцию за 10–12 дней. Первоначальный план начальника Генерального штаба Б. М. Шапошникова, предполагавший более длительную подготовку, был отвергнут Сталиным.
450-тысячная группировка РККА 30 ноября 1939 г. пересекла границу Финляндии на нескольких основных направлениях: 7-я армия – на Карельском перешейке, 8-я – в Ладожской Карелии, 9-я – в Северной Карелии, 14-я – в Лапландии. С первых же дней войны стало ясно, что Красная Армия не готова действовать в суровых условиях северного ТВД. Моторизованные колонны Красной Армии были вынуждены продвигаться вдоль дорог, которых было не так много, особенно в Карелии. Во многом это было связано с лыжной подготовкой, из-за отсутствия которой советские войска оказались привязанными к дорогам. Глубокий снежный покров, сильнейшие морозы лишали их необходимого маневра.

Финская армия, с самого начала делавшая ставку на индивидуальную подготовку бойца, на то, что финны – прирожденные лыжники и охотники, сумела навязать противнику маневренную оборону, самым главным элементом которой была лыжная подготовка. Финские солдаты быстро перемещались и при этом метко стреляли. Действовали тактически грамотно, небольшими группами. Если на Карельском перешейке, где в течение полутора месяцев боевые действия имели позиционный характер, а финские лыжники там выполняли в основном диверсионно-разведывательные задачи в тылу советских войск, то в Восточной и Северной Карелии финские лыжные отряды разгромили 44-ю стрелковую дивизию под Суомиссалми и уничтожили 18-ю стрелковую дивизию и 34-ю танковую бригаду под Киттелем.


Финские лыжники
Лыжную подготовку в финской армии в обязательном порядке проходили все военнослужащие пехотных, егерских, пограничных, артиллерий­ских и санитарных частей. В предвоенное время финнам приходилось экономить на военных расходах, которые были рассчитаны только на «ремни и кокарды». Такая экипировка получила название «каяндеровка» (по имени премьер-министра, в конце 1920-х годов занимавшего пост военного министра А. Каяндера). Финская военная форма, как правило, дополнялась и гражданской одеждой, предназначавшейся для защиты от жестоких морозов. А поверх всего этого надевалось белое маскировочное обмундирование. В качест­ве обуви использовались национальные крючконосые сапоги пьексы со специальными лыжными креплениями.

Финские лыжные диверсионные подразделения комплектовались из хорошо обученных бойцов, отлично владеющих стрелковым оружием. Основными объектами их нападения были обозы, отдельные автомашины, части на марше, небольшие группы бойцов, линии связи штабов как в тылу Красной Армии, так и на советской территории. Вооруженные в основном пистолетами-пулеметами «суоми» М-31 и легкими пулеметами «лахти», они осуществляли внезапные огневые налеты из засад и так же внезапно отступали, умело пользуясь знанием местности. Применяя такую тактику, им удавалось наносить удары, которые приводили к значительным потерям, и даже сеять панику в тылу советских войск. Были случаи, когда в засаду попадали и высшие командиры Красной Армии.
6 декабря 1939 г. на Карельском перешейке в районе поселка Вяйсяйнен в засаду попала колонна 24-й стрелковой дивизии. В ходе завязавшегося боя погиб командир дивизии комбриг П. Е. Вещев, которому впоследствии было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. А 28 декабря в засаде погиб начальник автобронетанкового управления 14-й армии полковник А. В. Ворсин. Примерно в это же время финские лыжники совершили несколько успешных рейдов по льду Финского залива в прибрежной зоне. Для борьбы с диверсантами НКВД было вынуждено развернуть семь полков из внутренних и пограничных войск.
Сам ход военных действий, суровые погодные условия, сложный рельеф местности с лесными массивами и многочисленными озерами, слабая сеть дорог требовали от командования Красной Армии формирования специальных лыжных отрядов для разведки и боевых действий в тылу врага.


Советский ответ

24 декабря 1939 г., только через месяц после начала войны, на основе директивы НКО СССР № 0672 началось создание лыжных добровольческих частей, прежде всего из студентов, рабочих и служащих. К началу февраля 1940 г. было сформировано 77 отдельных лыжных батальонов и 28 лыжных эскадронов, из которых 54 находились в рядах действующей Красной Армии. Остальные дислоцировались в пунктах сбора или в учебных центрах. Также был сформирован 7-й отдельный лыжный полк так называемой Финской народной армии под командованием Тойво Вяхья. Под этим именем воевал чекист И. М. Петров. Кроме того, несколько лыжных частей было сформировано Краснознаменным Балтийским флотом.
Все добровольческие лыжные части получили специальное обмундирование, отличавшееся от формы Красной Армии. Оно состояло из двусторонних куртки и брюк, одна сторона которых была из белой плотной плащевой ткани, а другая – из синей фланели. Добровольцам выдали теплые ватные колпаки вместо традиционных буденовок, маски с прорезями для глаз и рта и рукавицы с пальцем для стрельбы. Преимущественно бойцы были вооружены винтовками СВТ-38, ручными пулеметами Дегтярева, станковыми пулеметами «максим» и 37-миллиметровыми минометами. В дальнейшем от СВТ-38 отказались – затвор винтовки замерзал на морозе – ее заменили карабином и винтовкой Мосина.

Подготовка добровольцев велась по ускоренной программе, она составляла всего 10–15 дней, этого было явно недостаточно. Громоздкие лыжные батальоны со слабо подготовленным личным составом численностью более тысячи человек оказались в отличие от финских лыжников не в состоянии успешно действовать во вражеском тылу. Поэтому советское командование применяло их в качестве обычных пехотных частей. Лыжные батальоны и эскадроны несли наибольшие потери, поскольку финны значительно превосходили их в лыжной, огневой и тактической подготовке. Вот как вспоминал об этом поэт Сергей Наровчатов, сражавшийся в рядах лыжного батальона: «Я понял, что такое взрослость, какая это страшная вещь… Из батальона в 970 человек осталось сто с чем-то, из них сорок человек – невредимыми».

Советское командование пробовало вводить в бой более крупные лыжные соединения, но результат оказался неутешительным. Объединив 9-й , 13-й , 34-й отдельные лыжные батальоны в сводную лыжную бригаду полковника Долина, командование 9-й армии 11 февраля 1940 г. бросило эту бригаду на деблокирование окруженных советских частей 54-й СД в районе Кухмо. Поначалу наступление было успешным, но связь с опергруппой прервалась. Позднее выяснилось: бригада попала в засаду. В самом начале боя был убит полковник Долин, ранены комиссар и начальник штаба. Бригада была обезглавлена. К 21 февраля из трех тысяч бойцов к своим вышли 240 человек, пятьдесят было вывезено транспортными самолетами.
Но были и другие примеры. Командир 60-го отдельного добровольческого лыжного батальона 7-й армии Северо-Западного фронта А. А. Дьяконов в марте 1940 г. отличился в боях за остров Туппурансари – остров Вихревой в Выборгском заливе. После 25-километровго марша отряд Дьяконова вышел в тыл противника, захватил и удержал позиции на этом сильно укрепленном острове. Бой продолжался 17 часов. Дьяконова ранило, но он остался в строю. В дальнейшем отряд перерезал автостраду Выборг – Хельсинки. 21 марта 1940 г. Дьяконову было присвоено звание Героя Советского Союза.

В Заполярье командир особого лыжного отряда штаба 14-й армии капитан В. С. Знаменский 21–27 февраля 1940 г., выполняя боевую задачу в тылу противника на расстоянии 150 км от линии фронта, разгромил вражеский штаб, добыл важные документы и блокировал единственную дорогу от Петсамо до Рованиеми. Заняв и укрепив высоту Безымянную, отряд в течение четырех суток оборонял ее. 7 мая 1940 г. Знаменскому было присвоено звание Героя Советского Союза.
В составе 122-й стрелковой дивизии 9-й армии отдельным разведывательным лыжным батальоном командовал капитан В. Ф. Маргелов, прославленный «дядя Вася», легендарный командующий ВДВ в послевоенные годы. Его батальон совершал дерзкие вылазки в тыл врага, устраивал засады, в одну из которых попали офицеры шведского генерального штаба, приписанные к добровольческому отряду шведского генерала Линдера.


Лыжники ГРУ
С первых же дней боевых действий советское командование столкнулось с отсутствием разведданных о противнике. По большей части отдельные разведывательные батальоны, имеющиеся по штату в каждой стрелковой дивизии, применялись как обычные простые стрелковые части. И сама фронтовая разведка в звене корпус-армия-фронт оказалась, мягко говоря, не на уровне. Командиры не придавали значения ведению разведки в тылу финнов малыми спецгруппами.

В конце декабря 1939 г. на фронт специально выехал для организации диверсионных частей начальник 5-го управления (ГРУ Генерального штаба РККА) комкор И. И. Проскуров. Было принято решение о формировании Особого лыжного отряда под командованием полковника Х.-У. Мамсурова. С 1931 г. он находился на работе в Разведупре, в 1936 г. воевал в Испании в качестве военного советника под именем полковника Ксанти при штабе 14-го партизанского корпуса под командованием Доминиго Унгрии (стал прототипом героя романа Э. Хемингуэя «По ком звонит колокол»). За участие в гражданской войне в Испании был награжден орденом Ленина. В 1939 г. занимал пост начальника отдела «А» РУ ГШ РККА.

Начальником штаба отряда был назначен полковник К. Н. Деревянко (в 1938 г. награжден орденом Ленина за спецоперацию в Китае, в 1939 г. занимал должность начальника АХО РУ ГШ РККА). Оперативный отдел возглавил капитан Харитоненко, участник боев в Испании, кавалер двух орденов Красного Знамени. Специалистом по финским вопросам в отряде был бывший помощник военного атташе в Финляндии майор Васильев.
Личный состав отряда формировался из добровольцев-ленинградцев и из студентов Института физкультуры им. Лесгафта. Кроме того, в отряд получили назначение несколько лейтенантов-выпускников Тамбовского пехотного училища и около 20 младших командиров срочной службы. При отряде находились военврач, санинструкторы, медсестры и девушки-карелки в качестве переводчиц.

Бойцы отряда прошли усиленную двухэтапную подготовку. На первом этапе, отборочном, проводился лыжный кросс на 20 км с полной боевой выкладкой. Второй этап включал ночную лыжную подготовку, ориентирование на местности по карте и азимуту, стрелковые занятия и санподготовку. После формирования отряд был переброшен в населенный пункт Бабья губа, расположенный в 9 км от советско-финляндской границы между Ребольским и Ухтинским направлениями на флангах 44-й и 54-й стрелковых дивизий.
Отряд численностью 300 человек активно перемещался на удалении 120–150 км от линии фронта в районе Кухмо и Соткамо. Группы отряда действовали в тылу финских 25-го , 27-го , 65-го пехотных и 9-го артиллерийского полков, нападая на небольшие подразделения, штабы, батареи, узлы связи, захватывая языков и ценные документы. Так, одной из групп в 2–3 километрах от Кухмо были уничтожены пункт радиосвязи и две подводы со взрывателями от мин. Другая группа в этом же районе специализировалась на уничтожении автомашин противника. Ей удалось ликвидировать около двух десятков человек среднего и младшего комсостава и захватить в плен двух офицеров с ценными документами.
Еще одна советская группа, переодетая в финскую форму, совершила нападение на штаб 9-й пехотной дивизии. Разведчики отряда в течение 10 часов противостояли финскому пехотному полку, потеряв 14 человек убитыми и двоих, пропавших без вести, но восьми бойцам удалось вырваться из кольца. Потери противника в этом бою составили около 100 человек. Разведгруппа, действовавшая западнее Кухмо, напав на финскую зенитную батарею, уничтожила ее личный состав и сумела выйти к своим. Но были и неудачи, одна из групп отряда, численностью 50 человек, была полностью уничтожена финнами.
В отряде прославилось немало бойцов. Одним из них был командир взвода Особого отряда В. А. Мягков (в 1939 г. являлся чемпионом СССР по лыжным гонкам на 20 км). Возвращаясь со взводом из разведки в районе линии фронта, 11 февраля 1940 г. он попал в окружение, но сумел организовать оборону, уничтожить лично около 10 финнов и прорваться со всей группой к своим. 6 марта 1940 г., вновь проводя разведку, опять попал в окружение в районе Кухмо, был ранен, но остался прикрывать отход группы и геройски погиб. 25 мая 1940 г. ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.


В начале марта большая часть отряда была переброшена на самолетах ТБ-3 на Кандалакшинское направление для противодействия бригаде финских добровольцев генерала Линдера. Но 13 марта 1940 г. в Москве было подписано мирное соглашение. Война окончилась.
Полковник Мамсуров в апреле 1940 г. выступал на совещании, посвященном итогам войны: «Нам учить надо было людей. Мы работали всего месяц с лишним. Я считаю, что если бы у меня были там подготовленные в мирное время люди, то довольно много вреда нанес финнам. Но был заключен мир. У меня лично впечатление такое, что если бы мир не был заключен, дело пошло бы очень хорошо. Я считаю, что необходимо решить вопрос о создании таких специальных частей в ряде округов. В руках начальников штабов армий или командования армий эти части принесут пользу, выполняя помимо специальной работы также задачи более дальней разведки, чем ведут войска».

Деятельность отряда Мамсурова была одним из редких примеров успешных действий Красной Армии в «зимней войне». Необходимо учесть, что бойцы Особого отряда, в основном ленинградские добровольцы, студенты Института Лесгафта, имели высокий образовательный уровень и отличались хорошей лыжной подготовкой, выделяясь из общей массы бойцов РККА. У Мамсурова все же было несколько недель на подготовку отряда, да и сам имел ценный испанский опыт. Но подобных отрядов в Красной Армии были единицы, хотя именно они могли не только на равных сражаться с финнами, но и превосходить их. Однако и эти отряды несли серьезные потери. Особый отряд потерял свыше 70 человек.

Жестокий урок
Красная Армия, понеся огромные потери в «зимней войне» (советские войска потеряли свыше 126 тысяч убитыми, финны – более 22 тысяч), получила важный боевой опыт, послуживший толчком к своей глобальной реорганизации в предвоенный год. В большинстве своем этим планам не суждено было претвориться в жизнь, но уже зимой 1941/1942 г. Красная Армия сумела применить опыт финской войны в контрнаступлении под Москвой. Это коснулось в первую очередь маневренных боевых действий зимой, экипировки и снабжения войск. Так, советское командование, испытывая нехватку в бронетехнике, применяло в качестве войск прорыва кавалерию и лыжные бригады, которые, опираясь на приобретенный в «зимней войне» опыт, обходя фланги немецких войск, заставляли их отступать вдоль дорог на 100–300 км от Москвы.


@темы: Великая отечественная, НКВД, РККА