N.K.V.D.
Ну, суки, ща я вам устрою гей-парад!

Всеукраинская ЧК против западных разведок

Важным участком работы ВУЧК на заре Советской власти являлась борьба с подрывной деятельностью на территории Советской Украины иностранных разведок, особенно усилившейся вследствие военной интервенции империалистических государств. О целях, которые перед собой ставили захватчики, откровенно писал один из главных вдохновителей интервенции У. Черчилль: «Находились ли союзники в войне с Советской Россией? Разумеется, нет, но советских людей они убивали, как только те попадались им на глаза; на русской земле они оставались в качестве завоевателей; они снабжали оружием врагов советского правительства; они блокировали его порты; они топили его военные суда. Они горячо стремились к падению советского правительства и строили планы этого падения» (Черчилль У. Мировой кризис. М.—Л., 1936. С. 157.). Для осуществления этих планов империалисты прибегали к самым различным приемам и методам, среди которых не последнее место занимала и подрывная деятельность разведки.

Одной из первых развернула шпионскую подрывную деятельность против Советской Украины американская разведка. Ее враждебные действия были раскрыты органами ЧК уже в 1918 г. 28—29 ноября 1918 г. в Петрограде состоялся судебный процесс по делу группы иностранных шпионов, действовавших под маской дипломатических представителей в Москве, Петрограде и других городах, в т.ч. и на Украине. Среди подсудимых оказался и американский шпион — торговый атташе Коломатиано, подвизавшийся под фамилией Серпуховского. Он пытался создать агентурную сеть как в России, так и на Украине, где через своего резидента — американского консула в Киеве Д. Дженкинса готовил диверсии, подбивал командиров некоторых воинских частей на вооруженное выступление против Советской власти. Ночью, когда он пробирался в норвежское посольство с добытыми сведениями, чекисты задержали его (Голіченко В. Вартові революції. Короткий нарис з історії чекістських органів України від часу їх утворення до 1922 р. – К.: Політвидав України, 1966. С. 23).

Важным центром руководства подрывной деятельностью американской разведки в Советской России и на Украине являлся так называемый отдел «политической информации» в составе делегации США на тайных переговорах стран Антанты и Париже (Штейн В. Е. «Русский вопрос» на Парижской мирной конференции. М., 1949. С. 28—29). В этот отдел входила большая группа американских разведчиков, руководимая заместителем начальника военной разведки США Ван Деманом. От отдела «политической информации» тянулись нити к резидентурам американской разведки в Варшаве, Вене, Яссах, Константинополе и других городах, расположенных поблизости от границ Советской Украины (Симоненко Р. С. Імперіалістична політика США щодо України у 1917—1918 pp. К., 1975. С. 286—287.).

Несмотря на провал Коломатиано, отдел «политической информации» принял в конце 1918 г. решение активизировать деятельность своих агентов на Украине и направил группу офицеров военно-морской разведки в Киев, Львов, Одессу. Усилили свою деятельность и американские резиденты в Варшаве и Яссах.

В конце 1918 г. из Парижа на Украину прибыла еще одна группа американских шпионов во главе с бывшим американским военным атташе в Петрограде полковником Риггсом. Их целью было «изучить политическое, экономическое и военное положение в России». «Миссия» Риггса сразу же развернула активную разведывательную и подрывную деятельность по сколачиванию сил контрреволюции против Советской власти. В первом же своем донесении из Одессы Риггс сообщал, что важнейшей задачей борьбы с большевизмом является ликвидация разногласий между петлюровцами и деникинцами (Симоненко Р. С. Імперіалістична політика Антанти i США щодо України у 1919 р С. 296). В это же время в Одессу прибыли различные американские военные и экономические миссии. Здесь, например, обосновалась военно-морская «миссия связи» США. На юге Украины и в Крыму оперировал майор Стоун (Симоненко Р. С. Імперіалістична політика Антанти i США щодо України у 1919 р С. 297).

Весной 1919 г. агенты военной разведки США установили в Киеве тесные связи с консульствами других иностранных государств, которые также вели шпионскую подрывную деятельность против Советской Украины (бразильское, польское, нидерландское). Одновременно налаживались связи с подпольной белогвардейской организацией «Наша Родина». Активно сотрудничая с Деникиным, американская разведка вместе с тем вела перо говоры с Директорией, пытаясь объединить эти две контрреволюционные силы. В этом направлении вел работу американский консул в Одессе В. Дженкинс. На организованном Петлюрой и проходившем под его председательством совещании в Бродах представители американской разведки обещали Директории всестороннюю помощь в борьбе с Советской властью. Американские спецслужбы поддерживали тесные связи с петлюровцами. Так, по сведениям чекиста-контрразведчика С. Т. Даниленко-Карина, действовавшего в ставке Ю. Тютюнника, петлюровцы, готовя всеобщее восстание на Украине, рассчитывали на финансовую поддержку из Америки, куда были посланы три представителя Петлюры (ЦДАВО. Ф. 3204, оп. 1, д. 11, л. 27.).

Но планы американской разведки не осуществились. Органы ВУЧК, внимательно следившие за антисоветской деятельностью иностранных миссий и консульств, напали на след американской агентуры в Киеве, возглавлявшейся Дасоуэллом. Чувствуя, что их деятельность находится под наблюдением и памятуя о печальной участи своего собрата Коломатиано, американские шпионы поспешили удрать из Киева через линию фронта в оккупированную Одессу, где группа Дасоуэлла присоединилась к «миссии» Риггса. Однако и здесь им недолго пришлось пробыть. Разгром петлюровцев заставил Риггса 4 апреля 1919 г. поспешно покинуть территорию Советской Украины и перебраться на Кубань, а оттуда вскоре бежать восвояси за границу (Голіченко В. Вартові революції. Короткий нарис з історії чекістських органів України від часу їх утворення до 1922 р. – К.: Політвидав України, 1966. С. 26).

После победы социалистической революции в Киев потянулись представители английской и французской миссий с понятными целями. Деятельность французской разведки против Советской Украины возглавил бывший посол Франции в России Нуланс, активный участник провалившегося в свое время «заговора послов», возглавленного американским послом Френсисом и английским дипломатом-шпионом Локкартом. Французские капиталисты вообще претендовали на первую роль в украинских делах. В соответствии с планом раздела России, который был утвержден странами Антанты на Парижской мирной конференции, Украина должна была стать сферой влияния Франции, в связи с чем французские «дипломаты» развернули здесь активную разведывательную деятельность. В феврале 1919 г. Нуланс прибыл в Польшу во главе «Межсоюзнической миссии», в состав которой вошло немало разведчиков. В Польше и на Украине Нуланс развернул лихорадочную деятельность по формированию антисоветских военных отрядов, установлению связей с разведкой польских и украинских буржуазных националистов, созданию агентурного аппарата французской разведки под вывеской различных военных, экономических и прочих «миссий». Подручные Нуланса Бартелеми и Анри доставили во Львов специальным поездом амуницию для контрреволюционных частей. Сотрудник Нуланса офицер Виллен установил тесные связи с петлюровской разведкой и контрразведкой, получив от них ряд шпионских сведений о состоянии советского тыла. Впоследствии Виллен был назначен военным представителем Франции при Директории (Голіченко В. Вартові революції… С. 23).

Не отставала от американских и французских миссий на Украине и английская служба, агенты которой полковники Вейд, Смит, капитан Молле, Джонсон, Фархем, разведчица Уотерман и другие развернули шпионаж и борьбу против революционного подполья в Одессе, Николаеве, Херсоне и других городах (Голіченко В. Вартові революції… С. 29.).

Ввиду того что шпионская деятельность империалистических государств маскировалась, как правило, вывеской дипломатических представительств, для борьбы с ней требовались дополнительные усилия. Коллегия ВУЧК с санкции ЦК КП(б) Украины создала специальную комиссию по борьбе с международной контрреволюцией, в которую вошли С. В. Косиор, А. А. Иоффе, М. И. Лацис. На ВУЧК была возложена ответственность за борьбу с подрывными действиями иностранных разведок. Летом 1919 г. ВУЧК осуществила специальные меры в отношении ряда «нейтральных» консульств, которые подтвердили подрывную деятельность этих иностранных представительств и их связь с белогвардейщиной (Маймескулов В., Рогожин А., Сташис В. «Всеукраинская Чрезвычайная комиссия (1918-1922), Харьков, «Основа», 1990. С. 177). «Советское государство,— писал Ленин,— допускает к себе иностранных представителей под предлогом помощи, а эти представители помогают свергать Советскую власть, чему примеры бывали» (Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 44. С. 328).

В Николаеве губернская ЧК обнаружила много шпионской информации, к получению и хранению которой были причастны сотрудники английского консульства, выявила их связи с антисоветскими вооруженными организациями, английской и деникинской разведками, представителями американской разведки — американским консулом в Одессе Дженкинсом и майором Стоцером. На основании полученных данных чекисты раскрыли и обезвредили большую группу белогвардейских заговорщиков и связанных с ними английских шпионов. Аналогичную подрывную деятельность осуществляло и шведское консульство, в котором хранились многочисленные шпионские сведения, запасы оружия, «черные» списки руководящих советских и партийных работников.

Наиболее разветвленный разведывательный аппарат, с которым пришлось столкнуться ВУЧК, был создан правительством буржуазно-помещичьей Польши. Конечно, за спиной панской Польши стояли более могущественные капиталистические державы и их разведки. Польская армия воевала против Советской страны, как писал Ленин, «под присмотром французских, английских и других специалистов-инструкторов, на их капиталы, с их амуницией...».
На эти средства существовала и польская разведка, которая выступала в данном случае в качестве форпоста западных спецслужб. Вообще же все силы контрреволюций сплетались в единый клубок: закордонные петлюровские гнезда, эфемерное «правительство» Петлюры, польская «дефензива», штаб Тютюнника, неразрывно с ней связанный и питавший ее информацией, получаемой от разбросанных по всей Украине «повстанкомов» и банд. Это была по существу одна система, начинавшаяся в правительственных кабинетах западных спецслужб и заканчивавшаяся оперировавшими на территории Украины бандами. Последние уже не мыслили себя без поддержки Запада, а Запад рассматривал их как свою ударную силу (Маймескулов В., Рогожин А., Сташис В. «Всеукраинская Чрезвычайная комиссия (1918-1922), Харьков, «Основа», 1990. С. 197).

Белопольская шпионская сеть на Украине создавалась ПОВ, начиная еще с 1918 г. и являлась единой разведывательной организацией, именовавшейся «Польской организации военной» (ПОВ). Основы ПОВ, одним из лидеров которой был Ю. Пилсудский, были заложены еще при царизме, когда Польша входила в состав России. После отделения Польши от России ПОВ подпала под контроль правительства Польши и выполняла разведывательные директивы польского главного командования.
С 1919 г. ПОВ была подчинена генеральному штабу, который обязал ее содействовать «повстанческому», т. е. петлюровскому, движению (Дукельский С. С. ЧК — ГПУ. 1923.С. 23. Цит. по Фельштинскому). ПОВ состояла из трех главных команд — «Команды начальника 1» с центром в Кракове, осуществлявшей разведку в Галиции, «Команды начальника 2», обслуживавшей Польшу и находившейся в Варшаве, и «Команды начальника 3» с центром в Киеве, задача которой — вести шпионскую подрывную работу против Советской России. В свою очередь, киевская «команда» руководила окружными командами в Ровно, Житомире, Бердичеве, Харькове, Москве, Петрограде. Низовыми ячейками ПОВ являлись отдельные «десятки».
Позже ПОВ на Украине была несколько перестроена. Из Варшавы был получен приказ произвести тщательную проверку и отбор резидентов и рядовых агентов разведки. После реорганизации оставшаяся в Киеве шпионская организация стала называться «Командой Украины», Она руководила подрывной деятельностью в трех округах с центром в Киеве, Харькове и Одессе. Осенью 1919 г. был создан четвертый округ на Северном Кавказе. Одно временно со шпионажем агенты ПОВ осуществляли диверсии— взрывали военные склады, мосты, выводили из строя железнодорожные пути и средства связи, совместно с петлюровцами вели контрреволюционную агитацию с целью создания банд из кулацких и деклассированных элементов, совершали террористические акты.

В 1919 г. ВУЧК арестовала в Харькове 11 участников разведывательной группы, именовавшейся «Комендатурой третьего округа». Из следственных материалов по делу этой группы ПОВ установлено, что она готовила покушения на жизнь видных деятелей Украинского Советского государства. Покушения не удались благодаря бдительности чекистов — сотрудников Особого отдела Юго-Западного фронта, работавших в тесном контакте с органами ВУЧК.

В Волынской губернии в ПОВ входило 69 чел., которые имели оружие и большое количество боеприпасов. В Одессе ПОВ в кульминационный момент своей деятельности насчитывала больше 100 чел., она поддерживала связи с деникинскими офицерами, войсками Врангеля и разведывательными центрами империалистических государств. Собирая шпионские данные, группы ПОВ особое внимание уделяли сведениям о военных объектах.

Летом 1919 г. украинские чекисты раскрыли крупную шпионско-контрреволюционную организацию в Подольской губернии. Здесь было создано польское «Бюро контрразведки», которое собирало сведения о Красной Армии, общем политическом положении на Украине. Имевшее крупные денежные средства, «бюро» формировало боевые группы («пятерки») для организации восстания против Советской власти. Через курьеров «бюро» поддерживало связь с польским главным штабом.
Организация, разбросанная на Подолии и части Галиции, имела в своем составе шовинистически настроенных представителей буржуазии, бывших легионеров, ксендзов и т. п. Местом явок и собраний заговорщиков и шпионов были Польское и Нидерландское консульства. У одного из главарей организации — Гнатковского чекисты при обыске обнаружили склад оружия . В антисоветской деятельности организации непосредственно участвовали официальные лица консульских служб в Виннице Я. Остроменский, Т. Кумановский, К. Нельковский, Э. Бричаньке и Л. Длугоменский. Они, в частности, снабжали шпионов и диверсантов паспортами (На защите революции. Из истории Всеукраинской Чрезвычайной Комиссии. 1917-1922 гг: Сб. документов и материалов., К., 1971 С. 108—109.).

Правительства стран Антанты всячески подталкивали Польшу к агрессии против Советской страны. США дали на эти цели Польше заем в 50 млн дол. и вооружение на сумму 1,7 млрд дол., французский генштаб направил в Польшу 9 генералов, 29 полковников, около 3 тыс. офицеров-инструкторов (Маймескулов В., Рогожин А., Сташис В. «Всеукраинская Чрезвычайная комиссия (1918-1922), Харьков, «Основа», 1990. С. 199).

Понятно, что подготовка буржуазно-помещичьего правительства Польши к агрессии сопровождалась усилением шпионско-диверсионной деятельности польской агентуры на территории Советской Украины.
25 апреля 1920 г. белопольские войска вторглись на территорию Украины, имея перед Красной Армией четырехкратное преимущество в живой силе и технике. Две польские армии наступали на Киев и Фастов, третья — на Одессу. Вместе с белополяками на Украину вторглись петлюровцы и отряды белогвардейских генералов Перемыкина и Булак-Балаховича.
С начала белопольского военного наступления перед ЧК встала задача — в кратчайший срок ликвидировать иностранные шпионско-диверсионные организации. По распоряжению ВЧК на польский фронт было направлено много опытных чекистов с других фронтов.

Особые отделы Западного, Юго-Западного, а затем и Южного фронтов направили в тыл врага десятки контрразведчиков, которые помогли разоблачить многих польских и иных шпионов и диверсантов, пытавшихся внедриться в части Красной Армии под видом «добровольно сдавшиеся в плен» (Остряков С. 3. Военные чекисты. Воениздат, М., 1979. с. 71). Чекисты раскрыли также центры ПОВ в Киеве, Одессе, Харькове, на Волыни и в других районах и городах Украины. борьба со шпионажем велась Черниговской губернской ЧК .

Вот как, например, удалось раскрыть Киевскую группу ПОВ. В марте 1920 г. при переходе через польский фронт в Подольской губернии был арестован неизвестный, у которого при обыске обнаружили зашитое в воротник пальто удостоверение ПОВ и зашифрованное письмо. Им оказался Покотянский, непосредственно связанный с Подольской группой ПОВ. Тщательное изучение дела показало, что шпионский центр находился в Киеве. Покотянский с материалами расследования был передан в Киевскую губернскую ЧК. Появилась возможность полностью раскрыть Киевскую группу ПОВ. Чекисты по данному делу арестовали до 200 чел. (На защите революции. Из истории Всеукраинской Чрезвычайной Комиссии. 1917-1922 гг: Сб. документов и материалов., К., 1971 С. 156).

18 мая 1920 г. Харьковская губернская ЧК опубликовала обращение к населению, в котором разоблачала шпионов и диверсантов, их участие в подрывной контрреволюционной деятельности, совершении террористических актов и призывала рабочих и крестьян «проявлять бдительность, оказывать помощь органам ЧК в борьбе со шпионажем польских империалистов». 26 мая 1920 г. в связи с интервенцией белополяков Ф. Э. Дзержинский подписал приказ по чрезвычайным комиссиям и войскам охраны, в котором призвал всех чекистов и красноармейцев «проявить максимум усилий в борьбе с белопольскими шпионами и диверсантами». В конце мая 1920 г. и Харькове белопольская разведка организовала покушение на жизнь Ф. Э. Дзержинского. Когда Ф. Э. Дзержинский выходил из машины около подъезда ВУЧК, в него стреляла неизвестная женщина. Только огромное самообладание, железная воля председателя ВЧК и решительные действия чекистов смогли предотвратить беду. Ф. Э. Дзержинский оказался невредим. Когда из хода следствия стало ясно, что исполнительница террористического акта — лишь орудие в руках иностранных разведок, в силу малосознательности, тупости ставшая на путь преступления, Дзержинский не допустил применения к ней расстрела. «Не из чего, видно, им выбирать»,— усмехнулся он, имея в виду иностранные разведки (Про Фелікса Едмундовича Дзержинського. К., 1977, С. 294—298).
Крупные гнезда ПОВ были раскрыты чекистами и в 1921 г. В начале 1921 г. Киевская губернская ЧК и Особый отдел Киевского военного округа с участием Белоцерковского политбюро раскрыли несколько шпионских резидентур в Киеве и Белой Церкви, которые возглавляли «начальники комендатур». Такая же «комендатура», которой руководил польский консул в Румынии Мелабенский, была ликвидирована и в Одессе. Она имела ответвления в Одесской и Подольской губерниях. Польская шпионская организация, возглавлявшаяся «комендантом» Ягодзинской, была раскрыта Особым отделом Киевского военного округа в Умани. В это же время украинские чекисты ликвидировали крупное гнездо ПОВ в Харькове.

Работникам Особого отдела Юго-Западного фронта удалось перехватить переписку Киевской и Харьковской ПОВ с разведотделом 6-й польской армии. Было установлено, что разведотдел польского генерального штаба предусмотрел на случай провала параллельные шпионские группы. С этой целью в ноябре 1920 г. на Украину прибыл резидент под кличкой «Кавержец». Установив за ним наблюдение, чекисты напали на след Харьковской ПОВ. Специальная группа чекистов под руководством заместителя начальника Особого отдела ВУЧК С. С. Дукельского занялась изучением всех связей этого центра и выявила, что руководителями и агентами Харьковской ПОВ являются сотрудник отдела управления Харьковского губисполкома Выбрановский, ответственные работники телеграфного агентства республики Бржовский и Янковский. Вскоре вся харьковская ПОВ была арестована (Голіченко В. Вартові революції… С. 130—131).

Антисоветской деятельностью, организацией заговоров и шпионажем занимались на Украине и дипломатические представители других капиталистических государств. Они грубо попирали нормы международного права, нагло вмешивались во внутренние дела республики. В августе 1919 г. в Киеве органами ЧК был раскрыт заговор, во главе которого стоял бразильский консул А. Пирро. Заговорщики поддерживали связь с белогвардейскими офицерами, некоторые из них проникли в советские учреждения. В распоряжении организации было много оружия и боеприпасов. Чекисты также раскрыли связь этой подпольной организации с французскими разведывательными кругами. Коллегия ВУЧК, изучив материалы дела, постановила расстрелять графа А. Пирро и его пособников Альфердова, Митрофанова, Трифановского и др. ( На защите революции… С.118).

В Одессе органы ВУЧК раскрыли и обезвредили белогвардейскую группу, которую создал сотрудник греческого консульства Серафидис. Во время бегства из Одессы Добровольческой армии генерал Гаврилов оставил Серафидису и поручику Голяске несколько миллионов рублей и инструкции для ведения подрывной работы. Один из агентов этой группы — налетчик Петрата попытался даже внедриться на службу в транспортную ЧК. Тайная организация к моменту разоблачения объединяла около 300 белогвардейцев. Перед ней была поставлена задача проводить разлагающую работу среди красноармейских частей. Готовился также контрреволюционный переворот в Одессе, для чего был установлен контакт с уголовными элементами. В благодарность за поддержку антисоветского выступления одесским бандитам был обещан трехдневный свободный грабеж города (Маймескулов В., Рогожин А., Сташис В. «Всеукраинская Чрезвычайная комиссия (1918-1922), Харьков, «Основа», 1990. С. 202).

Одним из организаторов другой подпольной белогвардейской группы в Одессе был французский шпион А. Лелян, являвшийся одновременно агентом Врангеля. Его группа была раскрыта чекистами при следующих обстоятельствах. В ночь на 18 мая 1920 г. высадившиеся с шаланды на берег возле Одессы трое неизвестных в ответ на оклик часового открыли огонь. Завязалась перестрелка, в результате которой один из высадившихся был убит, второй — Г. Марданов, инженер, приехавший из Америки,— ранен, а третий — французский гражданин А. Лелян сдался чекистам. А. Лелян оказался профессиональным французским шпионом, жена Г. Марданова — Желтоновская была дочерью царского генерала и возглавляла вместе с А. Леляном подпольную шпионскую организацию, объединявшую свыше 30 чел., преимущественно белых офицеров. Шпионы стремились проникнуть в военные советские учреждения (Маймескулов В., Рогожин А., Сташис В. «Всеукраинская Чрезвычайная комиссия (1918-1922), Харьков, «Основа», 1990. С. 202). Таким образом, деятельность иностранной разведки в тылу Красной Армии часто смыкалась с контрреволюционными выступлениями белогвардейцев.

В связи с активной деятельностью вражеских разведок и проникновением шпионов и диверсантов на территорию Советской Украины чекисты поставили вопрос об укреплении границ и реорганизации всего дела пограничной охраны. 2 июня 1921 г. в Одессе состоялось совещание руководящих работников ЧК пограничных губерний Украины, в котором приняли участие Ф. Э. Дзержинский, П. Е. Дыбенко, В. Н. Манцев и Е. Г. Евдокимов. Совещание обратилось к ЦК РКП (б) Украины с ходатайством о проведении партийной мобилизации для укрепления пограничной охраны (Голіченко В. Вартові революції… С. 128-129).

6 августа 1921 г. ЦК КП(б) Украины и СНК УССР создали специальную комиссию во главе с Д. 3. Мануильским для проверки состояния пограничной охраны республики. Были приняты меры по усилению охраны границ, ответственность за которую целиком была возложена на ВУЧК.
(с.)

@темы: Они были первыми..., Гражданская война, ВЧК-ОГПУ